Фомичева Оксана - на главную страницу

"Жизнь - игра на грани фола"

Статьи

Оксана Фомичева окончила ГИТИС имени А.В. Луначарского (теперь это — Российская академия театрального искусства). Ее учителями были Андрей Гончаров и Сергей Арцибашев. Много и успешно снимается в кино. Зрители могли видеть ее в фильмах "Сталинград" Юрия Озерова, "Яд скорпиона" Владимира Панжева (в прошлом году на Миланском кинофестивале картина получила первый приз), "Женщина с цветами и шампанским" Михаила Мельниченко, "Зомби" Рейна Либлика, "Бухта смерти" Григория Кохана. Актриса была замечена за рубежом — она снялась в видеосериале Французского телевидения "Камера Каше" (режиссер Жак Роланд).

Киноактрису Оксану Фомичеву я разыскал, в авторемонтной мастерской. Обстановочка была... Большой сарай техсервиса, инструменты, рабочие... Посреди красуется новехонький "Мерседес". Вокруг юпитеры, камеры, провода; люди явно "телевизионного" вида. Но где Оксана? И вообще, что здесь происходит? Может, меня попросту подло надули, и Оксана сейчас где-нибудь в гримерной "Мосфильма" или у себя на даче? Но вот капот автомобиля открывается, из образовавшейся щели сначала показываются тонкие наманикюренные пальцы, затем рукава коричневой кожаной куртки с бахромой, светлые, чуть рыжеватые кудряшки... Оксана Фомичева, эффектно встав в полный рост, произносит: "Отличная машина "Мерседес", особенно с исправным двигателем!".

Конечно, двигатель "Мерседеса" не может обойтись без роскошных ножек киноактрисы, но теперь, наверное, клиенты будут заказывать не автомобиль, а Оксану.

Я тоже попытался "заказать". Мне выделено полчаса, в баре, за чашкой кофе. Поспешно включаю диктофон.

— Оксана, давайте начнем с главного.

— Наконец-то! А то все эти подходы, уловки...

— Как ты пришла в кино, откуда?

— С улицы! Я девочка с улицы. Родилась в коммуналке, в одном из переулков Замоскворечья. Выросла на Южке — на Юго-Западе. В одном из киножурналов писали, что я дочь Светланы Тома (Тома — девичья фамилия известной актрисы, по мужу она — Фомичева. – Ред.), и якобы скрываю свое родство, желая самостоятельно, утвердиться на кинематографическом небосклоне. Мои родители ни к каким киношным династиям отношения не имеют. Правда, мама в юности мечтала о сцене, училась в консерватории по классу вокала. Но личная жизнь взяла свое. Я же с детства ощущала себя актрисой. Мысль о выборе какой-либо другой профессии приводила меня в жуткое уныние. Хотелось играть. Многие корифеи театра и кино поверили в меня, и сейчас, вспоминая начало своего пути, я мысленно всегда возвращаюсь к этим людям и благодарю их в душе.

— Ты много снималась, у тебя двенадцать или более картин. Прошлой зимой в кинотеатре "Мир" состоялась премьера "Бухты смерти". Фильм широко шел по Москве, России, странах ближнего зарубежья и занял седьмое место в прокате среди отечественных картин. Расскажи об этой работе подробнее.

— Кохан снял экранизацию нашумевшего детектива Чейза "Каменные джунгли", переведя действие на нашу почву. Я играю авантюристку, аферистку, контрабандистку Елену Борисовну Соболеву. Она в бегах, и за временную жизненную пристань расплачивается любовью. Сожителя моего играет Бимболат Ватаев; пара неравная, разница в возрасте бросается в глаза. Она — красивая, молодая, эффектная, ищет счастья, а вокруг деньги, деньги, деньги. Из-за них убивают, из-за них продаются, да и Наночка не хочет жить бедно. Неожиданно она влюбляется в молодого "афганца", устроившегося к мафиози спасателем. Развязка печальна. Нана болтается меж скал с простреленной головой, а возле — нее плавает спасательный круг, нагруженный контрабандными древнерусскими иконами. Философский конец. Я думаю, в каком бы затруднительном положении ни оказался человек — спасательный круг всегда рядом, только надо его увидеть, успеть протянуть руку.

— А сама ты в жизни успеваешь?

— Чаще всего да. Моя жизнь — это игра на грани фола. Я хожу по лезвию ножа. Иногда возникают опасные ситуации.

— Рейн Либлик — режиссер очень необычный. Он снимает такие странные фильмы... Хотя бы "Силуэт в окне напротив", показанный на последнем Сочинском кинофестивале, и, конечно, "Зомби", где играешь ты. Что в этом режиссере тебя привлекло?

— Вот эта странность и привлекла. В фильме "Зомби" Либлик предложил мне одновременно несколько главных ролей. При первом знакомстве он увидел во мне актрису, способную с легкостью перевоплощаться в полярные персонажи. Я играю жену, затравленную ревнивцем-мужем и зверски убитую им. За несколько мгновений до этого женщина успела бросить свою четырехмесячную дочь в кусты чертополоха, чтобы уберечь хоть ее.

Спустя двадцать лет девочка, подобранная заезжей актерской труппой, волей случая вновь оказывается в этих местах. Она блистает на сцене провинциального театра в роли Офелии, и кто бы мог подумать? Среди зрителей — ее родной отец. Она возбуждает в нем бешеную сексуальную страсть, тот готов на все и умоляет свою вторую жену, ведьму: "Ну дай же, дай же мне ее трахнуть, только один раз, трахну — и убью", - исступленно лепечет он.

— Кто же играет такого мерзавца?

— Замечательный артист, Женя Платохин. С ним было очень легко работать. И вообще я заметила, что мне легко с людьми, рожденными под знаком Близнецов: легкие, подвижные, незакомплексованные,

— А ты, Оксана, кто по гороскопу?

— Я Лев, царь зверей.

— И как ты чувствуешь себя Львицей?

— Люблю яркое, неординарное. В общении с людьми не делю их на "нужных" и "ненужных". Жизнь сводила меня с разными слоями общества, от элиты до бомжей, и везде я находила самоотверженность и подлость, мудрость и скудоумие, вне зависимости от ступеньки социальной лестницы, этими людьми занимаемой.

— Для зрителя остается загадкой, как снимаются многие сцены...

— Иногда очень забавно. Например, в той же "Бухте смерти" — поцелуй у штурвала. Яхту мотает. Балансируя, направляюсь к герою. В руках у меня рюмка коньяка и бутерброд, жирно намазанный красной икрой. Партнер залпом выпивает коньяк и выкидывает рюмку за борт. Я протягиваю бутерброд и начинаю нежно целовать его плечи, шею... Камера переходит на меня. Неожиданно яхту подбрасывает, бутерброд взлетает в воздух. Продолжаю целовать героя, а он шепчет: "Я больше не могу — у меня икра по спине ползет".

— Ну и работка...

— "Работа-то на воздухе, работа-то с людьми!". Все о'кей!

— Что ж... Многие актрисы говорят, что их якобы заваливают сценариями, а они отказываются сниматься, "ждут своей роли". А как поступаешь ты?

— Я очень критически отношусь к собственной работе и не хочу, чтобы после съемок и премьеры на душе оставался неприятный осадок. Поэтому иногда отказываюсь.

— Не блефуешь? Назови хоть одно предложение, от которого ты отказалась.

— Мне бы не хотелось, но если ты настаиваешь... Не так давно отказалась сниматься у голливудского режиссера Эфраима Севелы.

— И почему?

— Мне предложили играть актрису, которая первый раздевается перед камерой, и от смущения писается, а она прикрывает интимные части тела и строит неумелые гримасы. Противно, да? К тому же я снималась обнаженной и знаю, что написанное — полная чушь.

— А когда было твое первое "ню"?

— У Кохана, в "Бухте смерти". Вспоминая этот эпизод, могу сказать: что-то ломаешь внутри себя; но если, читая сценарий, понимаешь, что эта сцена органична, необходима, что она возносит отношения героев на иной уровень — соглашаюсь.

— Только ли "соглашаешься"? Не лукавишь? Ты так красива... Скажи, положа руку на сердце: на этом настаивает режиссер или тут есть и твоя прихоть?

— Все тебе скажи... Да, режиссеры любят снимать меня обнаженной, но сама я не считаю это главным. В первую очередь выбираю сценарий по психологической сложности роли, по закрученности сюжета. В конце концов, фильмов, где я раздевалась — раз-два и обчелся.

— Коли мы перешли к такой деликатной теме, можно несколько вопросов не актрисе, а женщине?

— А ты что, различаешь грань? Я, например, не очень. Женщина всегда актриса, актриса же — женщина в высшей степени.

— Личная жизнь актрисы всегда окутана дымкой тайны. Какие мужчины тебе нравятся?

— Страшненькие. Шучу! Мне нравятся Мужчины в полном смысле этого слова.

— Сдаюсь. Что ты любишь делать по дому?

— Готовить! И делаю это прекрасно. Очень люблю мясные и рыбные блюда. Не люблю есть в одиночестве.

— Да ты просто подарок!

— Конечно! Но — ненавижу мыть посуду и шить.

— А что еще ненавидишь?

— М-м-м...метро! Попадая в вагон, ощущаю неизбежность замкнутого пространства. Метро подчиняет себе, человек не может свернуть, выйти там, где хочет. Не люблю эту зависимость, этот цейтнот. Предпочитаю ездить на машине, особенно по ночному городу. Ночью Москва романтична: окна, огни, светофоры... Не видно дневной грязи.

— А если перейти к чему-то более абстрактному?

— Например?

— Какие цвета ты любишь?

— Цвета менялись в зависимости от жизненных обстоятельств. Фиолетовый — цвет одиночества, неуверенности в себе. Зеленый — цвет моих глаз. Много красного утомляет. Мне импонируют все морские тона, от царственно-синего до бирюзового. Сейчас больше всего люблю черный. Это цвет концентрации, целеустремленности. Женщина в черном — это, наверное, интересно.

— Особенно ты! И безумно сексуально!

— Не возбуждайся, у нас ведь только интервью...

— Ты так ясно, ярко, закругленно выражаешь свою мысль... Не пыталась ли писать сама?

— Пронюхали-таки! Мог бы проще спросить, без этих закоулков. Да, я собираюсь снимать фильм по своему сценарию.

— А в чем сюжет?

— Ха-ха! Так я и сказала! Там много личного.

— Сейчас такое засилие американского кино... Как думаешь, твоя картина будет иметь успех?

— Уверена — будет. Это комедия, мелодрама, немного сказка. Людям необходима разрядка. Думаю, что на мой фильм народ будет ломиться.

— Но съемки — это такие расходы...

— Одна из известных кинокомпаний предоставляет мне свою аппаратуру. Многие инвесторы заинтересованы в моем сценарии, готовы вложить деньги.

— Почему же еще не снимаешь?

— Ищу героя.

— А я не подойду?

— Извини, но на испанца ты не тянешь. Пока!

— Еще две минуты! Твои последние работы?

— Недавно снялась у петербургского кинорежиссера Николая Кошелева в фильме "Рожденные свыше". Работала в паре с Евгением Леоновым-Гладышевым. Съемки проходили в Одессе, и с ними связана одна забавная история... Нет, тайм, тайм! В следующий раз. У тебя еще тридцать секунд, чтобы дойти со мной до машины. Известный кинорежиссер Илья Турин предложил мне роль Софьи в экранизации "Горе от ума". Я давно мечтала о классике, так что с радостью согласилась.

— Я слышал что-то о твоей работе в Латинской Америке...

— Да, я снялась в сериале "Семья Торалей".

— Не станешь ли ты по популярности второй "Марией"?

— Нет! Не люблю быть второй. Мне пора, бай!

Дмитрий Буторин
"Вечерная Москва", июнь 1994