Фомичева Оксана - на главную страницу

Охота за "заморской штучкой"

Статьи

Ну кто из девочек, наслушавшись сказок, не мечтал в детстве о заморском принце, а в отрочестве — о капитане Грее, который приплывет под алыми парусами и увезет в чудесную страну? Став постарше, многие поняли, что принцев не надо ждать, а стоит активно поискать, если уж они так нужны. А также пришли к выводу, что принца вполне может заменить иностранец. Практически любой, поскольку бедные к нам приехать не могут, а если даже это человек среднего достатка, то "его" средний достаток порой не сравнить с нашим высоким.

На этом и построена пьеса, написанная двумя молодыми авторами — Оксаной Фомичевой и Катрин Фризе. Тем, кому за сорок, кажется, что погоня за заморскими женихами — "спорт" 70 – 80-х годов, когда не было другой возможности оказаться за границей и вкусить радости капитализма, кроме как выйти замуж за дипломата или первого попавшегося итальянца, югослава или хотя бы негра. Но им, молодым, виднее: раз 30-летние авторы сделали сквозной темой своей комедии "окучивание" попавшего в поле зрения испаноязычного товарища, то значит, это актуально и сегодня.

За Антонио, подвернувшим на катке ногу (ну не привык представитель знойной Боливии к русскому льду), начинают увиваться девицы, решившие подцепить завидного жениха. Ведь бескорыстная братская помощь — лучший способ познакомиться. Ненавязчивый, культурный. Тем более, проносится слух, что Антонио дает уроки испанского. Тут от потенциальных учениц нет отбоя. И каждая, видя, что у нее появляются конкурентки, старается привязать к себе смазливого иностранца покрепче.

В этом спектакле нет ни грамма скабрезности. Все очень элегантно и дано намеком (герой ведет список своих учениц и, потирая руки, похваливает себя за неожиданное геройство). Авторам важнее не показ любовных и даже эротических сцен, которые вполне могли лечь в ткань спектакля, а панорама женских характеров, череда типов, картинка нравов (некогда даже был такой жанр). Причем, нравов как городских, так и деревенских, поскольку вторая часть спектакля переносит нас в сегодняшнюю деревню, куда увозит знакомить с родными прихрамывающего боливийца одна из наиболее понравившихся ему "герлз" — Ольга. Тут на "черномазенького прынца" тоже спрос немалый. Даже не важно, каков из себя этот иностранец — лыс, стар, толст, коряв. Главное, что это заморская диковинка, кто первый ухватит — тот всем нос утрет. Причем деревенские девушки действуют еще более бесцеремонно, нежели городские охотницы за богатством.

И Антонио в какой-то момент понимает, что не важны его душевные качества, его искренняя любовь к Ольге, на него идет охота как на слона, зашедшего в русскую рощу. Но он уже входит во вкус этой безалаберной непредсказуемой жизни, пьет с мужиками, калякает со стариком-хозяином, тискает русских бабенок. А потом в какой-то момент решает проверить — а будет ли он так же мил и люб своей Ольге и всем этим новым знакомцам, если они узнают, что он бедный студент, а вовсе не обладатель несметных богатств? И он признается, что гол как сокол. И тут же его избивают "за обман".

Такой поворот дела, надо сказать, весьма неожидан в милой, построенной по водевильным законам пьесе. В комедии не принято умирать по-настоящему и проливать настоящую кровь. Но герой, как говорится, в деревне получает по первое число. Кто-то из персонажей даже изрекает народную мудрость: кто ездит в деревню, всегда оказывается бит. Но, получив побои, Антонио опять становится нетрудоспособной жертвой, а потому его "опекунши" к нему возвращаются и по второму кругу начинают сеанс охмурения, скрытый под маркой уроков испанского.

...Если поначалу спектакль Фомичевой воспринимается как милая выдумка, то потом — "в деревенской части" — мы все больше узнаем "родное, знакомое", которое нравится нам (как и "Особенности национальной охоты") тем, что это срисовано с жизни, где все далеко не так, как в "мыльных операх". И актрисы, занятые в постановке, по большей части хороши (разве что их несколько провинциальный акцент мешает), есть, как говорится, на что посмотреть.

И если первая часть напоминает студенческий капустник, этакий погруженный в быт КВН, то вторая выявляет искренность и истинную лиричность создателей спектакля. Когда вдруг Ольга предает своего любимого (а актерами сыграна настоящая любовь) и вместе со всеми односельчанами кричит: "Бей его!", слезы наворачиваются — ведь нельзя же из-за тряпок и отсутствия машины предавать человека, который дорог! Эта идея, пусть и пришедшая из несколько других времен, когда нас приучали четко различать, "что такое хорошо", а "что такое плохо", не так уж сильно, как оказалось, и устарела. Да, изменились понятия, социальные рефлексы, ценностные установки, но о том, что любовь предавать нельзя — нелишне говорить во все времена.

Петр Черняев
"Сударушка", февраль 2001